За что любят Махно

27 октября 2013 - seryga
За что любят Махно

 

Нестор Иванович Махно (в центре) со своим штабом. 1919г.© РИА Новости/РИА Новости

Нестор Иванович Махно – колоритнейший и значимый персонаж Гражданской войны на развалинах Российской империи. Живописать его биографию в «датской», посвященной дате рождения, заметке в «Ридусе» — дело неблагодарное: ни обширная фильмография, посвященная личности Махно, ни даже целый сериал с Павлом Деревянко в главной роли не вместил в себя фактический контент насыщенной жизни героя — во всех смыслах этого слова.

О нем писали Толстой и Паустовский, Багрицкий, Гончар и даже Муркок; сложено огромное – десятки и десятки – количество песен. Что особенно удивительно – современных: у «Гражданской обороны» и «Монгол Шуудан», у Гребенщикова и группы «Король и Шут», у «Калинова моста», «Ва-Банка», две у «The Grate Profets», у «НАИВ» и, разумеется, у «Любэ». Есть французская и польская песни про Махно. Испанские анархисты, схватившиеся с фашизмом пораньше СССР, назвали именем Махно одну из своих бригад.

Это, конечно же, не тот вариант, когда главная улица в любом населенном пункте обязательно и тоталитарно называется именем Ленина – тут любопытство и симпатия к человеку, бросавшему вызов власти вообще – что буржуазии, что пролетариата. Что красным, что белым, что серым (петлюровцам в серых жупанах), что немецким оккупантам, с которыми все перечисленные таки ладили.  

Крестьянский поэт Сергей Есенин в «Стране негодяев» сказал так:

«И в ответ партийной команде,

За налог на крестьянский труд,

По стране свищет банда на банде, Волю власти считая за кнут. И кого упрекнуть нам можно? Кто сумеет закрыть окно, Чтоб не видеть, как свора острожная И крестьянство так любят Махно?..»

Младший из пяти сыновей крестьянина из села Гуляйполе с двумя классами образования, батрак и подсобный рабочий, уголовник, связавшийся с анархистами — малограмотный Махно в камерах царских тюрем изучал историю, математику и литературу. По выражению поэта — «это многих славный путь» в ту пору. Но немногие оставили такой след в истории после Февральской революции.

Батька-атаман (кстати, авторство одной из версий песни «Любо братцы, любо» приписывается Нестору Махно) одного из тысяч тогдашних местечковых бандформирований на протяжении всей Гражданской войны, в которую обрушилась великая империя, умело маневрировал между тогдашних «основных игроков» очередной Великой смуты – немецкими оккупантами, Петлюрой, красными войсками Троцкого и Фрунзе, белыми деникинцами и врангелевцами.

Еще одно «кстати»: именно Махно превратил тачанку – 4-колесную рессорную конную упряжку немецких колонистов на Украине – в мобильное и грозное тактическое оружие, массово оснащая ее пулеметом. Вслед за ним тачанки начали применять красные и белые (первыми из них – части генерала Слащёва).

Часто говорят, что Махно служил «и вашим, и нашим»: он не раз и не два заключал союзы как с красными, так и с белыми. И те, и другие до поры терпели это и пользовались ставшими очень значимыми силами батьки.

Батька пользовался предоставлявшимися ему возможностями и ресурсами временных союзников для выживания, маневра, достижения тактических преимуществ. Не предавая, пожалуй, интересов лишь одной стороны, одного сословия – реального делателя изначального продукта, крестьянина.

Если б это было не так – невозможно было бы объяснить удивительную живучесть не раз погибавшего атамана. Превеликое множество откровенно уголовных батек или политических спекулянтов просто сгинули без следа в кровавой бане Гражданской – Махно же возрождался после поражений, как Феникс, пользуясь постоянной поддержкой крестьян.

«Он внезапно поднял свои банды и повёл на прорыв. Два полка генерала Слащёва, стоявшие против него, были разгромлены. Махно стремительно рванулся на Кривой Рог и Александровск. Пехота была посажена на тачанки и телеги, утомившихся лошадей меняли у крестьян. 5 октября батько оказался у Днепра. Разбросав малочисленные белые войска, наскоро стянутые для прикрытия переправ, он перескочил на Левобережье, взял Александровск, а 7-го, одолев за 11 дней около 600 км, появился в Гуляй-Поле. Тотчас махновщина распространилась на огромной территории. Силы батьки оценивали в 40–50 тыс. чел., хотя никто их, собственно, не считал. Почти в каждом селе возникали отряды, связанные со штабом Махно или действовавшие самостоятельно, собиравшиеся в крупные банды и снова рассыпавшиеся. „Кадровое“ ядро армии, состоящее из буйной вольницы, уголовников, анархистов, матросов, дезертиров, насчитывало около 5 тыс. чел. Это были отчаянные головорезы, живущие одним днём. По первому же сигналу батьки создавались крестьянские полки, достигавшие 10–15 тыс. в крупных операциях, суливших богатую добычу. В тайных складах по сёлам пряталась масса оружия, вплоть до артиллерии», — приведенный отрывок из «Белогвардейщины» Валерия Шамбарова прекрасно рисует тактику, динамику, ресурс и суть махновщины.

Войска Махно временами контролировали огромные просторы Екатеринославщины – основной базы батьки, Таврии, входили в Крым. В разное время Нестор встречался с Лениным, вел переговоры с Троцким и Фрунзе, подчинялся и изменял им, принимал парламентеров белых. По до сих пор, по  неподтвержденным данным, именно Махно был награжден орденом Красного Знамени №4 – первым и главным тогда орденом Советов.

Какое будущее могло быть у движения, лидер которого платил пацанам по 100 рублей за каждого выявленного для последующего расстрела офицера и заявлявшего, что «он коммунистов не трогает, но ревкомы и вообще органы власти, поставленные коммунистами, будет расстреливать»?!

Осенью 19-го года обозначился перелом в войне в пользу Совдепии.

«Директива Цека: ограбить все фронты в пользу Южного», — писал Ленин 13 октября 1919 года, и к началу наступления с других фронтов туда были переброшены 75 тысяч штыков, 18 тысяч сабель, до 300 орудий и 3 тысячи агитаторов — в дополнение к уже имеющимся силам: с сентября по ноябрь войска, действующие против Деникина, получили 325 тысяч человек пополнений.  

Когда красные пошли на Крым, и войска Фрунзе и Блюхера ворвались на полуостров – вместе с ними шли махновцы. Их искрошили пулеметами сразу после расправы над офицерским корпусом белых. Когда немногие выжившие рассказали все Нестору Махно, красные войска уже принимались за его уничтожение.

Батька был еще в силе: в ответ на вероломство красных он захватил Бердянск и устроил там поголовную резню коммунистов — советских и  партийных органов, командного состава частей.

«Не устояли махновские шайки перед регулярными частями Красной Армии, банды были разбиты и разогнаны. Жизнь в городе и уезде после того, как миновал призрак махновщины, вошла в нормальную колею», — оперативно сообщали уже 17 апреля 1921 года коллеги журналистов «Ридуса» из местной газеты «Звезда» за номером 238.

Махно показал прежний «класс» маневра и скорости: 12 декабря расшвырял (не в первый раз) 42-ю красную дивизию, с отрядом около 5 тысяч прошел к Никополю, по льду перешёл на правый берег Днепра, где за ним погналась, но не смогла догнать красная 1-я Конармия.

К северу от Екатеринослава Махно вернулся на Левобережье и, в лучших своих традициях, поражавших еще беляков, делая по 250–300 км за сутки, направился в южную часть Полтавской губернии, миновал Харьков, прошёл в Воронежскую область, через Купянск и Бахмут к 15 января 1921 года вновь вернулся в Гуляйполе – сокрушая советскую власть и поднимая крестьян.

Красные разворачивали на Махно практически весь Южный фронт. Интересно, что красные Конармии — 1-я (буденновская) и 2-я (мироновская – кто теперь помнит расстрелянного позже Миронова, и что огромных Конармий у Конармии было, вообще-то, две?) состояли из головорезов, по духу и характеру мало чем отличавшихся от махновцев.

Это из нашего «прекрасного далёка» видно, что наступала Красная Эра, а тогда красные конармейцы прекрасно переходили в части батьки Махно, симпатичного им отсутствием дисциплины, евреев в командовании и навязчивой идеологии…

«За горами, за долами жде синів своїх давно батько мудрий, батько славний, батько добрий наш — Махно», — приводит Википедия слова крестьянской песни времен гражданской войны.

В августе 21-го года, раненый 12 пулями, контуженный и с перебитой ногой, Нестор Махно с немногими прорвался в Румынию, всё было кончено. «За горами, за долами», без армии, батька вовсю прочувствовал бравость румын, сначала засадивших его в лагерь, затем испугавшихся значимости заключенного, требований Совдепии выдать Махно – и организовавших побег пленнику в Польшу. Впрочем, Махно посадили и там, однако и там освободили.

Даже в Европе Нестор Махно жил напряженно, как и раньше: после авантюристичного побега из лагеря в Румынии он попадает в тюрьму и под суд в Польше, обвиняется в подготовке восстания в Восточной Галиции (для присоединения её к Советской Украине, разумеется), оправдывается по суду, к нему приходят петлюровцы с предложением об организации общего фронта эмигрантов против коммунистов, потом польские коммунисты. Махно отклоняет их планы и перебирается в немецкий Данциг, где его захватывают чекисты Уншлихта. Махно везут в Берлин, в советское посольство, он выбрасывается из автомобиля и сдается немецкой полиции…

В 1925 году человек, державший за горло армады красных и белых, плетет в Париже тапочки. Столярничает, плотничает – он ведь крестьянин. Испанцы, затеявшие революцию, зовут Махно возглавить ее – но он устал.

Деталь, ставшая важной и даже принципиальной в наш век – в особенности после Второй мировой войны — отношение героя нашего опуса к евреям. Практически нищий – то есть без средств к активной защите и самопиару – Нестор Махно, после бурных разбирательств, с привлечением независимых свидетелей и объективных фактов, в открытых дискуссиях в условиях свободного общества доказал беспочвенность обвинений его в антисемитизме и погромах. Что разительно контрастирует с обликом, созданным ему в масс-медиа.

… Махно сожгли в колумбарии. К 45 годам, умирая от костного туберкулеза, он успел написать мемуары. На кладбище Пер-Лашез можно посмотреть на его барельеф, за которым прах революционера покруче многих. 

 

Истоник

Рейтинг: +2 Голосов: 2 733 просмотра
Комментарии (1)
Буйный Тролль # 27 октября 2013 в 20:36 0
махно ето человек! но не тролл