Вечность начинается сегодня?

24 февраля 2017 - Аника
Вечность начинается сегодня?

 Перед нами невероятное  зрелище. В лаборатории киевского Института генетической и регенеративной медицины Национальной академии медицинских наук (НАМН) Украины, в террариуме копошатся две мыши, сросшиеся боками.  Это искусственные сиамские близнецы, парабионты. Их соединяет общая кровеносная система. Зачем? Академик медицины Геннадий Бутенко отвечает, что таким образом сращены два организма, старый и молодой. Делается попытка (далеко не первая!) омолодить старую мышь, вовлекая в её кровообращение элементы юной крови.

…Стоп, стоп! Ведь человечество это уже проходило — сотни, тысячи лет назад. Люди верили в магическую силу алой жидкости, обращающейся в нашем теле. С подачи тогдашних врачевателей, богатые невежды творили ужасные дела. во имя собственного омоложения.  Римский папа Ин­нокентий Восьмой приказал ввести се­бе в вены кровь трёх убитых для этого юношей, но не помолодел, а умер. Кто же знал тогда про группы крови, про совместимость!.. В отличие от папы, увы, достаточно долго прожила вен­герская графиня Елизавета Батори: чтобы не стареть, она ежедневно при­нимала кровавые ванны, погубив для этого 650 крепостных девушек. Маршал Франции Жиль де Рец (или де Ре), смолоду бесстрашный во­ин, ближайший помощник Жан­ны д'Арк,  завел в своём замке страшную лабора­торию, где убил и расчленил сотни  крестьянских детей и женщин. В конце концов, его арестовали по приказу герцога Бретани. На суде маршал при­знался, что искал в крови и плоти лю­дей «эликсир вечности». Де Ре со­жгли живьём на площади в Нанте, а па­мять о его кошмарных «опытах» легла в основу сказки о Синей Бороде...

Но нет. Многое изменилось с тех пор, строгая наука пришла на смену магии; и перед нами — очень серьёзный биологический опыт.

…Копошится в стеклянном ящике двуединая пара мышей. Судя по всему, попытка не слишком удачная. Мышиный «старец» и не думает омолаживаться, зато его более свежий партнёр стареет буквально   на глазах. «В старом организме есть нечто такое, — таинственно говорит Геннадий Михайлович, — что заставляет молодой организм стать старым, — а сам он не возвращается к меньшему возрасту…» 

Что же это, тупик? И никак нельзя запустить процесс в обратную сторону, к омоложению?..

Вообще-то, природой ни сверхдолголетие, ни  бессмертие не запрещены. Зоология это доказывает однозначно. Плавает в тропических океанах крошечная, в полсантиметра, медуза туритопсис нутрикула. В отличие от всех прочих медуз, туритопсис после спаривания не погибает, а возвращается к стадии полипа, фактически, омолаживается. Сколько раз она может так сделать, никто не знает. Вероятно, циклам обновления нет конца. Если бы туритопсисов не ели морские хищники, надо полагать, они бы уже  весь мировой океан обратили в студень.

Возьмём существо более высокой организации, гигантскую черепаху. Они живут на Галапагосских островах. Сколько живут, – Бог весть. На панцирях некоторых тамошних тортилл обнаружены пометки, оставленные ещё в 1835 году сэром Чарлзом Дарвином. Доказано, что галапагосская черепаха умирает не от старости. Она просто всю жизнь растёт, и однажды её броня делается настолько тяжёлой, что животное не может сдвинуться с места и найти еду. Причиной смерти становится голод…

Немецкий зоо­лог Август Вейсман, один из «отцов» генетики, пришёл к выводу, что ги­бель индивида — вовсе не обязатель­ный финал. Закона биологии, обрека­ющего всё живое на смерть, нет! Про отсутствие природного «запрета» на вечную жизнь отдельно взятого суще­ства (при том, что такой «запрет» есть на механический вечный двигатель) говорил и лауреат Нобелевской пре­мии, американский физик Ричард Фейнман. «Жизнь не имеет опреде­лённого размера и может быть про­длённой... Наука рано или поздно до­стигнет неопределённого продления жизни», писал гениальный мечтатель, философ-космист Константин Циол­ковский.

Некоторым мыслителям успех видит­ся на пути молекулярного обновления организма. Что это значит? Предста­вим себе некий сканер, с помощью ко­торого мы получаем в компьютере по­дробнейший план нашей молекуляр­ной структуры; узнаем по этому плану обо всех наших болезнях, явных и скрытых, о  возрастных разрушениях, а затем — вносим в себя коррективы, исправляем все огрехи. Это уже не является невозможным. Подобные самообновления, скажем, раз в тридцать-пятьдесят лет, можно было бы повторять до бесконечнос­ти... Вот, оказывается, до чего доду­мался 800 лет назад философ и нату­ралист Роджер Бэкон, когда сказал: «Человеческое тело можно освободить от всех неправильностей и продлить жизнь на много столетий»...

Есть и другие пути отмены или значительного отдаления смерти. Однажды американские уче­ные Манфред Клайнс и Натаниэл Клайни высказали идею частичной или полной замены человеческих органов их синтетическими, с компьютерной «начинкой» двойниками. Авторы на­звали это киборгизацией. С тех пор и пошло известное нам из голливудских боевиков понятие «киборг» — получе­ловек, полуробот... Клайнс и Клайни были уверены, что со временем люди привыкнут к возможности делать ис­кусственными не только руки, ноги, зубы или почки, но и всё тело. Человек сможет заменить свою белковую ос­нову на более прочную, долговечную, не знающую болезней и старения…

Но это уже в области чистых мечтаний. Вернёмся к более земным, реальным и близким по исполнению проектам.

«Я считаю, что задача геронтологии, одна из основных, – это изучение механизмов долголетия. И, наверное, крыло самолёта было сделано, когда хорошо изучили крыло птиц…. Долгожители — это модель, которую надо исследовать, а потом  переносить в жизнь, в наши методы...» Так считает член-корреспондент НАМН Украины, профессор Светлана Кузнецова. И у Светланы Михайловны есть полное право высказывать подобные утверждения. С 1976 по 1992 годы она работала в составе международной экспедиции, изучавшей феномен долгожительства на Кавказе.

Конечно, завидное состояние столетних горцев, ездящих на конях и пляшущих на свадьбах,  определяется, прежде всего, местными условиями жизни:  целительным солнцем высокогорья, недостатком кислорода в воздухе (гипоксия способствует долголетию), необходимостью много двигаться по горным тропам. Но — далеко не только этим. «Мы изучали питание долгожителей, — рассказывает Кузнецова. — Все считают, что на Кавказе едят шашлыки, — но это не так. Мясо  они готовят для гостей, а сами предпочитают молочную пищу, растительную; много  зелени — кинза, укроп, петрушка, кукуруза…»  

Директор Института геронтологии НАМНУ, академик медицины Владислав Безруков подчёркивает психологические факторы «старости без старости». «Обычно долгожители — это люди спокойные, уравновешенные, в большинстве своём доброжелательные… Датчане провели исследование — о влиянии пессимизма и оптимизма на продолжительность жизни. И определили, что оптимисты живут дольше, — как мужчины, так и женщины».  

Интересно, что  не только среди пастухов и земледельцев, обитающих на высоте в тысячи метров, но и в городах, среди технической цивилизации, есть рекордсмены долголетия. Кто же они, чем отличаются от прочих?

…Средняя продолжительность  жизни в древней Греции не превышала тридцати лет. Великий мыслитель-материалист Демокрит из Абдер прожил сто — и, умирая в окружении  учеников, в ясном сознании,  заявил: «Я мог бы прожить и  дольше, если бы стремился к этому».

Чего только не перенёс персидский и таджикский поэт, философ-суфий Абу Мухаммад Муслих ад-Дин ибн Абд Аллах Саади Ширази, известный всему миру, как Саади!  Кровавые двенадцатое  и тринадцатое столетия; вторжение монголов в его родной  Шираз; плен у крестоносцев и рабство в Сирии…  И,  несмотря на всё это, он преодолел 110-летний рубеж!

Ещё пример. Кто не знает  картин  титана эпохи Возрождения, живописца Тициана Вечеллио? Во времена страшных эпидемий и постоянных войн пятнадцатого-шестнадцатого веков его жизнь продолжалась 99 лет!

Коснувшись последних веков, мы могли бы вспомнить и 90-летний возраст выдающегося политика, сэра  Уинстона Черчилля, который был довольно-таки дороден и не расставался с сигарами и коньяком;  и 97 лет театрального режиссёра, весьма нервного Юрия Любимова,  и 101 год, отпущенный немецкому кинорежиссёру Лени Рифеншталь, и, наконец, 108 лет, прожитых русским художником-сатириком Борисом Ефимовым. Он, между прочим, работал до последнего дня жизни — и в день свого 107-летия получил должность главного художника газеты «Известия».

Среди живых —   голливудская кинозвезда, прославленный исполнитель роли Спартака, атлет Керк Дуглас, — ему через  год сотня!  Такого уже достиг — и до сих пор выходит на сцену! — народный артист Советского Союза Владимир Зельдин.

А невероятно долгая жизнь ученых! Борис Патон, бессменный президент Национальной академии наук Украины на протяжении 63 лет (!), продолжает работать, мыслит, беседует с людьми; обаятелен и остроумен…

Академик Олег Крышталь, директор Института  физиологии имени А.А.  Богомольца Национальной академиии наук (НАН)  Украины, уверен: мозг улучшает и продлевает своё функционирование, если его постоянно нагружают.. В активно работающем мозгу всё время  возникают стволовые клетки, способные превращаться в нервные, и пополняют  кору больших полушарий, вступая в строй взамен выбывших нейронов. Ну, а мозг-работник требует надёжной поддержки от органов тела – и, вероятно, их стимулирует. Вот вам и основа здорового долголетия…

Так что, если хотите жить долго, радуйтесь, мыслите и творите. «Мало будешь знать — скоро состаришься…»  

Ну, а можно ли вообще перешагнуть видовой предел продолжительности жизни?

Академик медицины, генетик старшего поколения Виталий Кордюм говорит: «Вот один из вариантов. При рождении у человека берутся его стволовые клетки. Сохраняются живыми. У человека в течение всей его жизни многократно заменяются все клетки — из резерва стволовых. Если перед наступлением старости стволовыми клетками новорождённого — его же, этого человека! — заместить его стволовые клетки, то человек станет опять молодым. Ну, не новорождённым, но молодым…» 

Дело за малым — осуществить это на практике.

Одно из фундаментальных открытий в геронтологии было связано с открытием функции теломер, концевых участков хромосом. Позволим себе напомнить: хромосомы  — это структуры в ядре клетки, которые сберегают в себе молекулы ДНК, кислоты, хранящей в себе всю наследственную информацию. У каждой хромосомы два «хвостика» из линейных молекул ДНК; это и есть теломеры, наши генные часы. При каждом делении клеток концевые участки хромосом укорачиваются. То есть, длина теломерных нитей определяет «возраст» клетки: чем короче белковые «хвостики», тем клетка «старше», тем больше раз она пережила деление. 

Имеется в нашем биохимическом «котле» особый фермент, теломераза. По сути, это фермент-«удлинитель»: он достраивает концевые участки линейных молекул ДНК, «пришивая» к ним повторяющиеся нуклеотидные последовательности. Да вот беда: теломераза функционирует только в определённых видах клеток, в половых — и, увы, в раковых. Эти клетки практически бессмертны. В обычных (соматических) клетках, из которых, в основном, и состоит организм, теломераза «не проживает», потому тамошние теломеры укорачиваются при каждом делении клетки, что рано или поздно приводит к её гибели. А в конце концов  — и к нашей...

В Институте геронтологии имени Д.Ф. Чеботарёва ищут способ сохранить «хвостики» всех клеток в целости. Или хотя бы замедлить укорочение теломер. Идея такая: надо активировать выработку теломеразы...

По мнению академика Безрукова, ещё один путь к продлению жизни — это  температурная регуляция. Если снизить температуру человека на полградуса,  он проживёт 140-150 лет; если уменьшить на два градуса, то 200-250, а если на четыре  — «дотянет» чуть ли не до четырёхсот и более лет! Но… будет ли это жизнь? Может быть, просто существование, летаргия — без мыслей и чувств?..

А теперь — несколько слов о том, что для большинства учёных является почти что запретной темой. О победе над физической смертью. 

…Это произошло, вернее, началось в уже далёком 1951 году. Некий доктор Джордж Ги из медицинского центра Джона Хопкинса в Балтиморе. США, лечил от рака шейки матки женщину по имени Хенриетта Лакс. Бог весть, какими соображениями руководствуясь, Ги  взял из биопсийного материала своей пациентки одну клетку. И… размножил её, создав многоклеточную популяцию. Её назвали «ХеЛа», по первым буквам имени и фамилии больной.  Сама Хенриетта, увы, скоро оставила этот мир. А вот «потомство» её одинокой клетки выжило. И скоро стало настолько знаменитым и востребованным, что распространилось по всему свету. Как полагают, именно «ХеЛа» положила начало всем современным биотехнологиям. По различным оценкам, общая масса, которую к настоящему времени достигла популяция,  приближается к 60 тоннам. Причём, клетки продолжают делиться, не показывая никаких признаков истощения!

Конечно, не следует забывать, что эти клетки — больные, раковые. Их нельзя применять для лечения, только для научных исследований. Собственно, «ХеЛа» потому и бессмертна, что прошла перерождение. По сути, она  — гибрид человеческих клеток с папилломовирусом. Но, тем не менее, сам принцип клеточного нестарения может оказатися бесценным, если геронтологи поймут его полностью и научатся  применять…

Спросив доктора биологии Хачика Мурадяна о том, сможет ли, в принципе,  человек стать такой неумирающей клеточной популяцией, — автор получил спокойный ответ с лёгким армянским акцентом: «Принципиальных ограничений — не видно пока, на сегодняшний день»…

Но, как мы уже отметили в начале, биогенетический путь – не единственный, на котором человек сможет попрощаться со смертью. Основатель Института кибернетики НАНУ, академик Виктор Глушков обосновал возможность переписать, в виде   набора электрических импульсов, нашу психику на искусственный носитель. Грубо говоря, в память компьютера.

Даже если у него будет определенный срок существования, пусть намного больший, чем человеческая жизнь, — что помешает через сто или тысячу лет перенести запись, то есть электронный вариант нашей души, на следующий носитель, так сказать, на новую «флешку»? А там, глядишь, и рукотворное тело появится,  лучшее и, опять-таки, более долговечное, чем то, что создано природой…

 «В чисто теоретическом плане эта проблема очень интересна, — делится своими мыслями нынешний директор Института кибернетики НАН Украины, академик НАНУ Иван Сергиенко. — Но здесь значительная составляющая — именно биологическая, чисто медицинская. И нужно сверхсложные, разного  рода, исследования провести, чтобы понять: какие именно участки мозга за что отвечают? Как можно зафиксировать  информацию в мозгу? Как она там циркулирует?.. Это чрезвычайно сложная проблема».

Что ж, – дай Бог, как говорится, нашим кибернетикам когда-нибудь вернуться на курс, намеченный Глушковым… Перед учёными стоит много барьеров, в том числе — пока что непреодолимых. И первый из них — безденежье, нищенское существование институтов.

Может быть, лучше всех сказал об этом Виталий Кордюм:  «В старых развитых странах, там, где правит суперэлита, те, кто фактически определяет курс политики и жизнь страны, —  не просто миллиардеры, а супермиллиардеры,  фамилии которых обычно даже не фигурируют, — они все, будучи умными людьми, понимают: на тот свет они с собой не возьмут ни одного цента. Даже поломанного. Имея всё, они понимают, что должны будут уйти. А ведь не хочется. Поэтому ассигнования, которые тратятся там на эти исследования, — они, практически,  не имеют ограничений…

Для того, чтобы выращивать клетки, нужна питательная среда. Она  содержит большое количество компонентов. Среди них есть особые факторы. Это цитокины, пептидные гормоны и другие… Какая цена таких препаратов? Один микрограмм, по каталогу, официально, стоит 35 евро. Миллионная доля грамма. А употребляют их один раз.  Ты добавил сегодня; через два-три дня надо добавить опять, сменить среду.  Прежний раствор выливается в раковину…

Наш главный «компьютер», мозг, нуждается разве что в кофе и бутербродах. Но если к этому не будет приложено то, о чём говорит академик Кордюм, — большие финансовые средства, — проблемы сверхдолголетия и бессмертия у нас ещё долго будут оставаться в ведении фантастов.

С другой стороны… как ни странно, далеко не все живущие хотят продлить свои дни. Пару лет назад автор принимал участие в одном социологическом опросе и   видел его результаты.    Тема опроса была: «Хотели ли бы вы жить вечно?» Почти девять из десяти ответили в анкете: «Нет, не хотел бы».

Почему? Причин было несколько. Оказывается, немало людей мыслит традиционно, в духе тех времён, когда индивидуальная жизнь была неотделима от жизни рода: «детей вырастил, внуков увидел, зачем мне  жить дальше?..» Другие просто не представляют себе, что бы они делали и как жили в течение веков. Ведь пока что у большинства людей профессии рутинные, лишённые творчества. Ну, действительно, как бы себя чувствовал рабочий, тысячу лет подряд штампуя одинаковые детали?..

Значит, сверхвидовое многолетие может стать и желанным для всех, и общедоступным лишь тогда, когда все люди, без исключения, реализуют себя творчески. Подчеркнём: именно и только  общедоступным. Если  одна лишь кучка богачей и правителей сможет приобрести или силой присвоить себе вечность, — можно ожидать таких бунтов и восстаний, которых ещё не было в истории!..

Порой слышишь и другие возражения против «мафусаиловых веков» для каждого желающего.  Вот, скажем, все будут жить по двести, триста, по тысяче лет; возможно, вообще, в какой-то отдалённой перспективе, перестанут умирать. Хватит ли тогда, для такой массы людей, продуктов питания, свежего воздуха, чистой воды… в конце концов,  размеров самой Земли?  Не начнется ли этакий своеобразный апокалипсис долголетия?.

Автор смеет думать, что вряд ли это произойдёт. Перспектива — вовсе не трагична. Прогресс медленно, но неотвратимо идёт к безотходным, экологически чистым технологиям, — так что за воздух и воду можно не беспокоиться. Индустриальное земледелие, которое прекрасно приживается в Китае, в Индии, очевидно, сможет накормить и десятки миллиардов.

А далее — перед нами бесконечный Космос! Есть проекты строительства космических станций на тысячи, на десятки тысяч обитателей; целых орбитальных городов, по Циолковскому. Рано или поздно начнётся освоение планет Солнечной системы, затем —  других звёздных систем, где уже открыты чуть ли не двойники Земли…

В общем, как говорил Эрнесто Че Гевара, «будьте реалистами, требуйте невозможного». И невозможное — придёт.

…Мы с вами — опять в лаборатории Геннадия Бутенко, над террариумом со сращёнными мышами. Итак, старость торжествует безусловно, и дряхлеющая кровь обязательно будет  вытеснять молодую?

Академик возражает.  В лаборатории нащупали обходный путь к искомому результату. Вскоре после сшивания мышей молодого парабионта экранировали  свинцом, а старого — обрабатывали  изрядной дозой радиоактивного излучения. При этом у «старика» погибали клетки крови и иммунной системы… гибли — и замещались клетками юного «близнеца»!  Бутенко: «Мы обнаружили, что в этой ситуации молодой организм не так быстро старел, а у старого, наоборот, функциональные возможности приблизились почти к молодому уровню…»  

Успех? Ну, до него ещё очень далеко. Разве что намёк на правильную дорогу… Впереди, может быть, десятки лет напряжённого труда. Но чего не сделаешь, на что не пойдёшь ради такого блистательного итога, как возвращение молодости и продление жизни!..

 

Андрей Дмитрук

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!