Одноклассники

8 ноября 2010 - Аника
Одноклассники

       Над берегом реки прогуливались два приятеля. Разговор шел на разные темы. Вел в разговоре Юрий. Дима поддерживал. Юра – мальчик с серьёзным лицом, немного опущенными вниз уголками губ. Дима – кукольно красивый мальчик, с кудрявыми длинными волосами, с несколько застывшим лицом, слабо развитой мимикой.

     — Ты только посмотри – как загрязнили окружающую среду. – Юра указал на раскиданные округ пластиковые бутылки, бумагу, целлофановую упаковку, покрывающие берег реки, застрявшие в ветвях кустов и деревьев растущих у воды. – И ведь, что стоит на один день организовать приезд сюда всех школ города и через пару часов здесь будет чистота и порядок.

    — Да, только я собирать не буду! Не хватало! Пусть присылают двоишников, или, типа, Витьки Скворцова. Тот и слова не скажет: скажут – греби, он и будет грести. Ха!

    Юра бросил взгляд на приятеля и левый уголок рта опустился ещё ниже:

    — Не боись, есть трудяги, а есть кто ими управляет.

    — Ты прав, я как-то не подумал.

    Они спустились в промоину, протопали через засохшую грязь, бережно переступая через явно сырые места и вновь поднялись на возвышенный берег реки, покрытый засохшей травой и давними, пожелтевшими окурками.

    — Вчера был у Светки Маевой. Сидели, разговаривали. Она не так глупа, как кажется.

   — Зубрилка! Имей я отца мэра – я бы вообще уроки не учил. И задаётся здорово.

   — Зубрилка – да! А что задается… я её понимаю. Если человек знает, что у него впереди больше возможностей чем у других – он и держится соответственно. – Юра помолчал. – А тебе она нравится?

   — Ну-у, — Дима пожал плечами. – Не знаю. Всё-таки Лидка красивее. Да и разговаривать с ней проще.

   Юра усмехнулся, с тобой, паря, всё понятно.

   Опять берег начал понижаться и они вышли очень близко к воде. В проеме меж кустов ивняка открылась ветхая деревянная кладка, ведущая прямо в воду меж полузатопленных пожухлых камышей. Дощечек-ступеней не хватало, но при желании и известной осторожности можно было пройти. На краю кладки, спиной к ребятам, сидел, ссутулившись, мальчик, видимо ловил рыбу.

   — Э-эй! Клюёт? – Заинтересованно крикнул Дима. Он иногда выезжал  с отцом поспиннинговать, правда, не в черте в города: отец говорил – тут ловить нечего.

   Мальчик, не оборачиваясь:

   — Слабо, ещё рано! Но скоро будет клевать, я подкормил.

   — Витька?! – Узнал голос Дима. Юрию:

   — Так это Скворцов! Надо же, мы недавно про тебя вспоминали.

   Юра толкнул его плечом – помолчи.

   Мальчик обернулся, лицо его выражало удивление и некоторое беспокойство, что не укрылось от Юры.

   — К тебе хоть пробраться можно?

   Витя помедлил, но всё же приподнялся, переложил поудобней удочки и привычно балансируя руками прошёл по ступеням ближе к ребятам:

   — Давайте, помогу.

   Вскоре они втроём сидели на кладке.

   — Часто тут ловишь? – Юра, устраиваясь поудобнее, вымазал джинсы о свежий след чешуи и недовольно поморщился. Брезгливо обтер испачканное место носовым платком.

   — Сейчас… не-е. А летом часто. – Витя помолчал. – Утром.

   — А ну, хвастани уловом!

   Витя нагнулся и вытащил из воды садок с трепещущимся внутри десятком рыбок.

  - Да-а! Завидный улов! – Дима рассмеялся с нескрываемым сарказмом. — Мы с батей как ездим на рыбу – меньше двух ведер не привозим. Ха! В прошлом месяце ездили, так я вот такую щуку вытащил! – Развел широко руки.

   Витя промолчал.

  — А тебе не кажется, что ты зря переводишь своё время? – Юра как бы и не смотрел на Витю. – Сидишь здесь ради этих жалких рыбешек, хотя мог бы подучить  алгебру. Ты ведь в ней совсем не тянешь! Мне, как старосте класса, мало радости когда наш класс распекают за неуспеваемость.

   Витя опустил садок в воду, молча проверил наживку на удочках и хмуро уставился на поплавки.

   — Ты не молчи!  Я серьёзно с тобой разговариваю. Просиживаешь тут, а мне за тебя отдувайся! Вообщем так! – Юра и сам не понял, почему его так разобрало, но так приятно было выговаривать эти строгие слова. – Давай, сворачивайся! Иди домой и займись уроками. Я завтра специально попрошу математичку, чтоб она тебя спросила. Надо заканчивать с разгильдяйством!

   У Димы даже рот приоткрылся от такого поворота. Витя исподлобья посмотрел на Юру:

   — Я никуда не пойду. И… идите отсюда! Приперлись и ещё командуют здесь!

   Теперь ошарашен был Юра. Этот послушняга, которому в школе – скажи: останься после уроков помыть в классе — останется, здесь оказался строптивым. Но отступать некуда, потеря авторитета могла привести к самым худшим последствиям.

   — Что ж, не хочешь по-хорошему – будет по-плохому. Дима, пошли! – Юра встал с кладки. — Но знай, с завтрашнего дня всё для тебя сильно поменяется. – Он развернулся и сделал неуверенный шаг на ступеньку. — Я поговорю с классухой — и мы подымем этот вопрос перед всем класс-с-с-с-с-ааам -а-а-й! 

   …Возле кладочки было не глубоко. Юра поднялся из воды, она доходила ему до подмышек. В слипшиеся волосы повплетались водоросли и ряска. Мальчик обтер мокрое лицо:

   — Димка, ты видел? Он меня толкнул!

   Ребята уже были на ногах. Дима испуганно молчал. Витя -  крепкий и медлительный, хмуро:

   — Неправда! Я до тебя и пальцем не дотронулся!

   — Димка, а ну, столкни и ты его!

   Витя и Дима переглянулись.

   — Вздумай только! Будешь рядом с ним плавать! Я его не толкал – сам грохнулся!

   Диме было жалко своего джинсового костюмчика. Стоил кучу денег, а если измажет – вони дома будет, не расхлебаешься. Примирительно:

   — Ты точно не толкал? А то за это … знаешь?

   — Не пугай, не трогал я его.

   Юра начал, цепляясь за камыши, пробираться к берегу. Уже в зарослях  камыша поскользнулся, вновь  с головой окунувшись  в воду. Теперь одежда и голова были покрыты и мулом. Выбравшись на берег мальчик чуть не плакал.

   — Ну ладно, сволочь! Попомнишь ты у меня! Димка, ты со мной?

   — Щас, — Дима, осторожно, на корточках начал пробираться с кладки на берег. Как ни старался, всё же у самого берега оступился и по щиколотку вгруз в жижу:

   — Ох! … — Нехорошо выругался.

   Юра трясся от негодования и холода.

   — Пошли! – Резко развернулся и зашагал назад по дорожке, по которой они сюда пришли. Чем дальше они отходили, тем сильнее трясло Юру.

   — Слушай, надо тебе одежду выкрутить, — не выдержал, наконец, Дима.  – А то заболеешь.

   Юра остановился и молча стал снимать одежду. Внутри его всё кипело. Витьку Скворцова он сейчас ненавидел всей душою, ненавидел за строптивость, за то, что заставил соврать в порыве ярости. Юра презирал лгунов, и теперь, когда сказал явную неправду, он всю вину перекладывал на Витьку, такого послушного в школе и, вдруг, выказавшего полную неуправляемость вне её стен. Он полностью разделся и с помощью Димы начал выкручивать грязные, мокрые брюки. «А этот, струсил! Трус! Трус! Ладно, красавчик! И тебе это припомнится! Что-то и для тебя придумаю!» В мозгу проносились разные способы мщения, но вот вспыхнуло воспоминание о своём жалком виде в воде и на берегу, и мысли вновь вернулись к Скворцову. «Гад! Гад! Прикидывается тихоней, а сам … руки распускает!» Юра и не заметил как сам поверил в то, что его столкнул Витя.

   — З-з-завтра поддержишь меня когда скажу, что этот козёл меня столкнул! Ему это с рук не сойдёт!

   — Ладно, — согласился Дима, хотя ему не верилось, что Витька Скворцов мог сделать такую гадость.

   — Я на него всех учителей натравлю! Устрою ему весёлые денёчки!

   Юра оделся в мятую, грязную одежду и, чтобы согреться, предложил Диме пробежаться до объездной дороги. Они припустили по прибрежным тропкам и вскоре были на шоссе. Юра остановил проходящую маршрутку и, не попрощавшись, заскочил на переднее место и захлопнул дверь.

   Диме нужно было в другую сторону. Он перешел шоссе и стал ожидать попутный транспорт. Он всё прокручивал ситуацию на кладке и никак не мог понять, как смогло всё так нехорошо получиться. Что Витька мог столкнуть как-то не верилось. «Кто – кто, но не Витька! А-а… какая мне разница! Раз Юрка говорит, что толкнул – значит толкнул». Он вдруг рассмеялся. « Завтра расскажу Лидке, как наш гордяк в воде пузыри пускал! Вот смеху будет!» Дима начал представлять как он рассказывает о жалком Юрке и все в классе заливаются смехом, и его самого начало скручивать от смеха. Так согнутого от хохота его и подобрала проходящая маршрутка.

<o:p> </o:p>

   Витя проводил глазами уходящих ребят и потом ещё долго смотрел в ту сторону занятый своими мыслями. Неприятный холодок в груди все не отпускал. Завтрашний день представлялся в самых мрачных красках. «Сегодня, обязательно, подзубрю алгебру. Юрка ведь нажалуется. Этот раз сказал – сделает. Ну, зачем их принесло?! Ах! Вот ведь, не везёт!» Мальчик нахмурился. Внезапно сзади что-то шлёпнулось в воду. Витя обернулся и остолбенел. Одна из его удочек улепётывала на середину реки, задрав кверху толстый конец удилища.

   — Ни фига себе! – Витя начал было сдирать с себя куртку, но мгновенно поняв, что пока разденется – удочка заплывёт бо-зна куда, прыгнул в воду в одежде и, взамашку, быстро поплыл ей вслед.

   Нагнал он удочку только у другого берега, намного выше по течению. Схватка с рыбой, которую он и не видел, настолько вымотала его, что, почувствовав, что тонет, Витя с усилием подтащил удочку с бьющейся где-то на глубине рыбиной  к ближайшим камышовым зарослям. Он так устал, что только азарт, уже закоренелого рыболова, не дал отпустить удилище и выбраться на берег. Его заметил пожилой рыбак на резиновой лодке, медленно плывущий вниз по течению:

   — Эй, малец! Может помочь?

   Юра, не в силах крикнуть, замахал рукой и опять схватился за камыш. Лодка приблизилась вплотную.

   — Давай удилище! Щас мы её! Ого-о! Там, что, крокодил?! Тво-аю мать…!

   Дедова кепка слетела в воду, рыбак плюхнулся на дно лодки не отпуская из рук удилище и лодка, медленно набирая обороты, развернулась и поплыла на другую сторону реки. Впереди, перед лодкой забурлила вода, и на поверхность, хлобыстнув хвостом, выскочило усатое чудище.

   — Со-о-ом! Паря, ты сома подцепил! Здаравенного!

   — Вижу, — тихо прошептал Витя и устало поплыл вслед лодке.

   … Сом оказался просто огромным. Мальчик и старик сидели на берегу, рыба лежала у их ног. Они уже выкрутили Витину одежду и он сидел укрытый дедовой курткой.

   — Спасибо Вам, я не вытащил бы его сам.

   — Да чего там!  — Дед дрожащими пальцами вытащил из пачки сигарету. – Фу! Не успокоюсь никак! – Подкурил. – Сколько тута, на реке, ловлю, а такого страшилища как этот, — он кивнул на рыбу,  — ни разу не видел. – Покачал головой. – Как хоть зовут-то тебя?

   — Витя.

   — Добрый улов у тебя сегодня, Витёк!

   Мальчику очень не хотелось расставаться с прекрасным трофеем, но он чувствовал, что только дедово мастерство помогло одолеть сильную рыбину, и он  просто обязан отдать её.

    — Не-е, дедушка! Вы его поймали – значит он Ваш!

   Дед посмотрел на мальчика, улыбнулся:

   — Глупый ты! Хто ж такую удачу другому отдаёт? Не-е, паря, рыбу ты заберёшь! Мне и того хватит, что я её вытащил. Будет чем перед дедами похвалиться!.. Я ведь тебя частенько в ивняке на кладке вижу! Вот, когда-нибудь,  подплыву с другими рыбаками – ты и подтверди, что я этакого красавца вытащил. Договорились?

   — Договорились! – Радостно подтвердил мальчик.

   — Вот и добре! – Старик затоптал окурок. – А зараз надо решить как ты её домой доволочешь.

   — У меня возле кладки велосипед.

   — Это хорошо. Тяни, значит, его сюда.

   … Крепко примотанная к велосипеду рыба слабо шевелилась, хватала разинутой пастью воздух. Витя вел велосипед в руках, осторожно поворачивая руль, чтобы не потерять равновесие. Он вспоминал сегодняшний день и был немного удивлен, что совсем перестал переживать из-за происшествия на кладочке. Что-то изменилось в нем. Он знал, что завтра схватит неуд по алгебре, может и не только по алгебре —  Юрка их тех, кто держит слово. Но теперь это не имело такого большого значения.  Тело мальчика слегка подрагивало от ещё не прошедшего возбуждения после единоборства с мощной рыбой. В мозгу всплывали моменты битвы, когда рыба затаскивала его в воду с головой, когда он пересиливал желание отпустить удилище и отчаянно гребя свободной рукою вновь выныривал за глотком воздуха.

   Он подумал о том, как его встретят домашние. Сестрёнка завизжит от восторга и побежит хвастаться соседским девчонкам. Мама всплеснёт руками и, сразу, начнет искать ему чистую сухую одежду. Отец ничего не скажет, покачает головой, улыбнётся и начнёт распоряжаться, что и как делать с рыбой, и, ни кого не дожидаясь, сам начнёт всё это исполнять, добродушно ворча при этом, что опять всё на него бросили.

   Идти ещё было далеко, велосипед под тяжестью рыбины все время старался вырваться из рук и хлопнуться оземь. Мальчик, напрягая все силы, удерживал его на ходу, старательно обходя все кочки, выбирая участки дороги поровнее.

   Через час, уже в потёмках, он подкатил велосипед к своему дому.

   Мальчик шмыгнул носом и счастливо улыбнулся.

<o:p> </o:p>

12 09 2007/ Сергей Аникин

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 764 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!