За это правые бьют левых на Майдане

5 декабря 2013 - Аника
За это правые бьют левых на Майдане

Вячеслав Азаров, САУ

 

 В который раз 4 декабря 2013 г. правые ультра избили левых активистов, вышедших к народу на площади восставшего Киева. Нападение нацистов на представителей Конфедерации свободных профсоюзов и Объединения «Боротьба» произошло за периметром Евромайдана и под наблюдением депутата ВО «Свобода» И. Мирошниченко. Ультра разгромили палатку профсоюзников, разбили звукоусилители и отправили нескольких левых в больницу. Еще в самом начале протестов, 26 ноября произошло первое нападение нацистов на профсоюзников и феминисток, вышедших с социальными лозунгами и под анархическим флагом. А между этими событиями прошла еще серия мелких столкновений.

Что здесь, проявление старой вражды между левыми и правыми радикалами, или причины такого поведения нацистов кроются в самой сути Евромайдана? Я придерживаюсь второй точки зрения. Для олигархических вождей нынешних протестов, как и их заказчиков из ЕС, и нанятых ими правых ультра особенно страшны социальные лозунги, которые левые активисты несут возбужденным уличным массам. Пока те накручены справедливой пропагандой против правящего режима и находятся в состоянии революционного психоза, затрудняющего анализ ситуации, они не могут осознать реальные цели организаторов протеста. А социальные лозунги левых способны быстро вернуть эти массы к действительности. И это значит, что рядовые повстанцы могут обернуть свой гнев и против вождей «европейской революции».

Между тем, для наблюдателя извне цели оппозиционных лидеров лежат на поверхности и не особо скрываются. Мало вероятно, что они смогут добиться немедленных перевыборов президента и парламента, — это слишком затратные мероприятия в обнищавшей стране, но, главное, тормозящие безоговорочную евроинтеграцию, ради которой все и началось. Поэтому первым пунктом их программы стоит отставка правительства Азарова. Но в последующем голосовании Верховной Рады по составу нового правительства неизбежны компромиссы оппозиции с режимом, в результате которых произойдет не смена власти, а ее подвижка, — будет создано коалиционного правительства из регионалов и националистов. Возможно, оппозиционеры также получат квоту губернаторов и глав райадминистраций. И станут вчерашние враги дружно нами управлять, доказывая единство корпоративных интересов закрытой системы «власть-оппозиция».

Национал-либералы видят даже в этой подвижке огромное достижение украинской демократии. Но чье это достижение, в чью пользу? Мотивированная Европой правая оппозиция и находящиеся у нее на содержании неправительственные организации не дают украинским трудящимся никаких гарантий, кроме туманных обещаний европейского уровня зарплат и пособий. Они остались глухи к нашему предложению поддержать протесты, если те дополнительно выдвинут абсолютно демократические и европейские лозунги децентрализации власти и демонополизации экономики. Ведь оппозицию принципиально устраивает эта централизованная система произвола и эксплуатации, не устраивает только собственное отлучение от ее рычагов. Поэтому и фрондируют по улицам восставшего Киева жены миллионеров с напускным милосердием, приезжающие к нищим уличным массам на джипах и мерседесах. Это их революция. Почему же не приласкать усердную челядь, таскающую для них каштаны из огня?

При этом уровень социальных гарантий и зарплат в Европе – это достижение именно левого движения, вековой борьбы трудящихся с произволом государства и крупного капитала. Поэтому присутствие левых активистов на протестах, которые реально ставили бы подобные цели, было просто обязательным. А избиение левых еще на подступах к Евромайдану, — ясное доказательство того, что обещанные организаторами протестов выгоды для народа, трудящихся масс – не более чем приманка для охлоса. Все украинские олигархи продвигают ЗСТ с Европой ради собственной выгоды. Только те из них, что поддерживают режим, хотят за сдачу нашей экономики еще и миллиардные компенсации для своих предприятий. А другие, что финансируют оппозицию, уже столько должны ЕС, что готовы к сдаче на условиях безоговорочной капитуляции. В этом вся разница. А народные массы в любом случае получат рост цен и безработицы, и минимальный уровень социальной защиты европейской окраины.

Все знаю, что я не коммунист, предельно далек от идей национализации экономики и возрождения красной бюрократии. Но простые трудящиеся, малый и даже средний бизнес должны ясно понимать, что это не их восстание. Это дворцовый переворот, путч передела власти между крупной буржуазией и олигархическими партиями, в котором массы выступают в лучшем случае бесплатными статистами, в худшем, — пушечным мясом. И, если в массовом сознании так уж засела европейская идея, единственный выход для нас – строить Европу социального благополучия здесь и сейчас. Для чего левым нужна своя улица, свои центры притяжения, в которые начнут перетекать прозревающие массы с Евромайдана, разочарованные неизбежным сговором оппозиции с режимом.

Повестку Евромайдана, хорошо оплаченного, организованного и охраняемого правыми ультра, нам сейчас не перебить. Поэтому социальным активистам там нечего делать. Но мы можем готовиться к борьбе на местах, — в городах Юго-Востока и отчасти Центра Украины. Здесь, где сконцентрирован промышленный потенциал страны, который примет на себя основной удар развала экономики и бюджетного дефицита, и надо создавать те левые центры притяжения, готовить площадки для социальных протестов. Уже сейчас, на пике недовольства правящим режимом надо требовать перевыборов местных Советов, особенно тех, что призывали к введению чрезвычайного положения. На эти требования, усиленные призывами к децентрализации власти и прямой демократии, мы сможем аккумулировать всю протестную массу на местах, которая с наступлением голодной весны обязательно хлынет на улицы уже под левыми лозунгами.

Вспомним, что именно закрепление анархистов и левых эсеров на местах с конца 1918 г., и решение с их помощью проблем местных сообществ, привело к созданию в Юго-восточной Украине той мощной корневой системы гражданского общества, которая питала махновское движение в его борьбе с разноцветными диктатурами. И на этом примере я с 2006 г., — размышлений над первым Майданом в работе «Моя махновщина», — продолжаю настаивать, что настоящий протест за права народа должен быть сетевым, — на каждой улице, в каждом районе, в любой громаде. Там, где люди требуют нормальной жизни для себя, а не олигархов и лживых вождей оппозиции. Справимся с этой задачей, — отсюда пойдет волна социального освобождения по всей Украине.

 
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!